28 апреля 2016, четверг, 11:03

В Саранске суд по убийству 20-летней давности членами ОПС “Юго-Запад” превратил обвинения в нелепость

НИА-Санкт-Петербург

В Саранске проходит судебное разбирательство по убийству Игоря Козлова членами преступной группировки “Юго-Запад”.

Преступление было совершено 22 июня 2002 года. Причиной сегодняшнего рассмотрения дела присяжными стали показания осужденного члена ОПС Наима Бикмурзина. Что заставило человека вернуться к преступлению и назвать сообщников по истечении двадцатилетнего срока. Таким образом, среди сообщников оказались Алексей Мирошниченко, Сергей Хлучин и Алексей Бычков.

 

Издание “Момент Истины” заинтересовалось судебным разбирательством. Редакция и журналисты убеждены, что указанные лица никакого отношения к преступной деятельности ОПС и убийству не имеют. Как считают корреспонденты издания, суд над тремя местными предпринимателями - наказание для неугодных предпринимателей и дело чести некоторых прокуроров, которые пытаются спасти свою репутацию и реанимировать разваливающееся обвинение.

 

Адвокаты, защищая в суде интересы Алексея Мирошниченко, представили доказательства невиновности этого человека, которые подтвердили коллеги, родственники и другие люди. В указанное Бикмурзиным время преступления Алексей Мирошниченко находился на стройке в Москве, откуда никуда не отлучался. Однако прокуратура считает, что для снятия подозрения оснований нет.

 

Непонятным и надуманным выглядит обвинение другого предпринимателя. По словам супруги Алексея Бычкова, их семью накануне заседания шантажировали, требуя долю в бизнесе, угрожали привлечь к уголовной ответственности за тяжкие преступления. Злоумышленники свое обещание держат: суд, на котором Бычкова представили членом преступной группы.

 

Корреспонденты “Момента истины” и адвокаты обвиняемых считают, что прокуроры намереваются манипулировать присяжными, ведь обвинительная база слишком слабая, рассыпается в ходе рассмотрения дела. Главным в обличительной речи прокурора является рассказ о жестокости членов ОПС в лихие 90-е. По словам обвинителя, оправдание преступлений бандитской группы будет на совести каждого.

 

Видимо, служители Фемиды забыли, что суд должен быть честным и справедливым. Их действия наводят на мысль: любого человека можно обвинить в тяжком преступлении, если уголовнику вдруг через 20 лет захочется дать показания и назвать какого-либо человека сообщником. Обвинения Бикмурзина основаны на показаниях признавшего ранее свою вину преступника и некоторых появившихся свидетелей, которые после 20 лет могут и не вспомнить, что конкретно произошло 22 июня 2002 года.