28 апреля 2016, четверг, 11:03

Проект красноярской компании позволит повысить качество государственных медицинских услуг

3В России получает развитие рынок персонализированных медицинских услуг. В идеале современный врач должен знать о пациенте всё и даже больше: что ест, как спит, какой образ жизни ведёт. И, имея результаты анализов, может конкретно для него подобрать рецепт (и это не обязательно должны быть уколы и таблетки), придерживаясь которого можно не только выздороветь, но и повысить шансы отпраздновать столетний юбилей. Как стать долгожителем, а также о грядущих изменениях в системе здравоохранения рассказал корреспонденту НИА-Красноярск заместитель главного врача Клинической больницы №51 (г. Железногорск), председатель правления ассоциации активного управления здоровьем «ХэлсНет-Сибирь» Сергей Шаранов.

 - Сергей Геннадьевич, недавно красноярская компания «Медитэкс», входящая в ассоциацию «ХэлсНет-Сибирь», стала победителем конкурса «Развитие-НТИ» Фонда содействия инновациям. Расскажите, что это за проект?

- Грант в размере 10 млн рублей пойдёт на разработку системы поддержки принятия решения с целью повышения эффективности медицинской помощи работникам промышленных предприятий. Это первый этап работы.

На мой взгляд, государственная медицина в целом оказалась не готова к тому, что так сильно изменится экономическая ситуация в стране. Медицина и в России, и в мире - это высокотехнологичная, высокозатратная отрасль, которая всегда требует новых решений. Например, в стотысячном Железногорске условно содержание больницы обходится государству около полутора миллиардов рублей, красноярская медицина стоит в разы больше. Отсюда вопрос: как государственная медицина может зарабатывать? Сейчас либо это система обязательного медицинского страхования, либо добровольного, либо платные услуги. Соответственно, государственную медицину кто-то должен научить эффективно использовать существующие деньги и каким-то образом получать новые доходы, при этом, сохраняя интересы пациентов. И как раз система поддержки принятия решений про эффективность и про качество.

Эффективность с точки зрения рубля. Как каждый рубль отражается на состоянии здоровья пациента. Мы также сохраняем и улучшаем высокий стандарт постановки диагноза. Уже существуют серьезные наработки, помогающие доктору более точно и на ранних стадиях определять диагноз. Кроме того, мы ставим задачу - поменять ментальность врача. И с точки зрения медика человек, обратившийся в медучреждение, уже не пациент, а клиент.

Медицину нужно научить считать деньги. Понятно, что есть экстренные службы, реанимация, роддом, где врач стоит во главе угла. И для того, чтобы спасти человеку жизнь и сохранить здоровье, делается всё возможное.

Обозначим троих участников процесса: это врач как носитель технологии и контакта с пациентом, пациент, которого мы уже называем клиентом, и организация, преследующая цель быть экономически устойчивой. И вот в этом треугольнике всё время крутится принятие оптимального для всех участников решения. Это может не совсем правильно с точки зрения медицины, но правильно с точки зрения менеджмента. Вот эту систему мы сейчас и создаём. Мы свою работу разбили на несколько этапов. На первом этапе мы проверим нашу гипотезу. А далее начнётся более сложный этап внедрения.

- Как вы считаете, после внедрения этой системы, что получит пациент?

Пациент получает сервис и качественные услуги. Вот вы приходите в частный центр, там красиво, кондиционер работает, рыбки в аквариуме плавают, администратор - красивая девушка, которая очень вежливо вам улыбается. Врач будет в белом чистом халате, выбрит, гладко причёсан, мило с вами разговаривать, какой-то диагноз поставит, и вы радостно пойдёте домой с ощущением, какую классную услугу вы получили. А теперь скажите, вот мы с вами, пациенты, не имеющие медицинского образования, как оценили, что это качественная услуга? А вот никак. Мы посмотрели рыбок, это было красиво, телевизор - большая плазма, диван был мягкий, водичку нам предложили. Но какое это отношение имеет к медицинской услуге? Никакое. Приходим в государственную медицину, там очень затюканные врачи, которые работают в этой отрасли лет по пятьдесят, к примеру. Они нередко задерганные своими проблемами, поток пациентов колоссальный, клиенты неблагодарные, кучу бумаг нужно написать. И получая услуги в госклинике, мы говорим, что они были некачественными. И здесь мы опять оцениваем несправедливо.

Например, в условиях такого закрытого города как Железногорск мы про человека знаем всё: о его недугах, какими болезнями страдали его родители, если они жили в нашем городе, мы можем построить прогноз его заболевания. Можем работать с человеком в длительном периоде.

У нас в городе находятся предприятия «Росатома» и «Роскосмоса». Госкорпорации, как и другие работодатели, заинтересованы в том, чтобы человек меньше болел. А если заболел, чтобы скорей вернулся в строй. Потому что экономике выгодно не платить человеку за больничный.

Госмедицина обладает большими компетенциями для человека конкретно, но нам нужно научиться с этим человеком работать, чтобы нас тоже воспринимали как качественных, хороших, адекватных специалистов. И пациент получает качественную услугу, про него знают всё, ему могут дать нормальный прогноз, диагностику и методику лечения и более того, медицина заинтересована в том, чтобы скорее вернуть его обратно в строй.

Если медицину рассматривать как отрасль экономики, то получается, что мы заинтересованы в том, чтобы людей болело больше. Так выстроена система ОМС: чем больше больных, тем больше денег медицина получает. В Москве уже известны случаи, когда в частных клиниках пациента просто «раскручивали» на деньги, видя, что к ним пришёл высокодоходный человек. В государственной же медицине существует общий, единый подход к человеку, к организму. То есть мы не про деньги.

И стоит отметить, что частная и государственная медицина сближаются. Государственные учатся вежливости, умению зарабатывать. А частные пытаются наладить поток пациентов, им нужны вторичные продажи. Но данные о пациенте всё-таки хранятся в государственной медицине. Частная медицина очень долго ещё будет это нарабатывать.

На мой взгляд, для того, чтобы в стране оставалось нормальное здравоохранение, нужно делать ставку на государственную медицину, учитывая опыт частных медицинских центров и с сохранением всей базы: зданий, аппаратуры, информации о пациенте. Всё это мы озвучивали на защите проекта.

- Как вы считаете, полученный опыт можно будет тиражировать на всю страну?

Я член рабочей группы НТИ в превентивной медицине в Москве. Я вижу, какие проекты туда попадают. За три года мы выйдем на ощутимый результат. И я абсолютно уверен, что наши наработки потом можно будет тиражировать дальше, брать как модель. Есть описанные процессы, как должен говорить врач, что он должен делать и пр.

Заместитель председателя Правительства края Наталья Рязанцева и вице-спикер краевого парламента Алексей Кулеш как представители краевой власти высоко оценили наш проект при составлении заявки на участие в конкурсе. Мы также полгода нашу работу презентовали в разных территориях региона, врачам, руководителям медучреждений. Получили отклик большого количества людей.

- Сергей Геннадьевич, как вы считаете, будущее за персонализированной медициной?

- Абсолютно уверен в этом. Сейчас много параметров о состоянии здоровья можно снимать, просто одев фитнес-браслет. Если при этом сдать кровь и периодически ходить к узким специалистам, то можно очень точно узнать про потребности человека. Для корректировки ситуации не обязательно употреблять конкретные для этого человека препараты, добиться нужных результатов можно и через питание. А давайте вы не будете кушать помидоры, которые не вызывают у вас аллергию, но в вашем конкретном случае медленно вбрасывают в кровь токсичные вещества. Либо же, к примеру, вы ложитесь в 12 ночи и с трудом встаёте в 9 утра. То для того, чтобы выспаться вам достаточно ложиться на час раньше и сможете спокойно вставать хоть в 6 утра, чувствуя себя бодрым и отдохнувшим. Конкретно для вашего организма такая рекомендация будет полезна. И эти вещи медицина уже готова начать формулировать. И если учитывать индивидуальные особенности человека, практиковать профилактические мероприятия, можно научиться и вовсе не болеть.

У меня есть коллега из национальной академии активного долголетия в Москве, который утверждает, что продолжительность биологической жизни человека на данном этапе составляет 120 лет, а всё то, что мы с собой делаем, приводит к тому, что, грубо говоря, по 50 лет мы не доживаем. И он говорит про старость такую вещь: каждый раз, когда мы в рот что-то запихиваем, будь это конфетка, сахар или что-то еще, то в этот момент мы принимаем решение, какой будет наша старость. Либо мы умрем, катаясь на велосипеде в Килиманджаро, либо последние 10 лет проведём в состоянии овоща под какой-нибудь капельницей. Выбор очевиден.

Добавим, конкурс «Развитие-НТИ» Фонда содействия инновациям направлен на поддержку научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для реализации Национальной технологической инициативы (НТИ) – программы мер по формированию новых рынков и созданию условий для глобального технологического лидерства России к 2035 году. В этом году победителями стали три малые высокотехнологичные компании Красноярского края: «Прогнозгеофизика», «СТИ» и «Медитэкс». Предприятия получили гранты в размере от 10 до 20 млн рублей на реализацию инновационных проектов.